Thread Rating:
  • 0 Vote(s) - 0 Average
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Новости, статьи и мнения экспертов Новости 28.01.2022
#1
Другой журналист, З.М.Клиорин, основал газету "Девятый вал". 1 ноября 1907 г. издавать совместную газету под названием "Новая жизнь". В 1914 г. газета сменила название на "Новости жизни". По сравнению с "Харбинским вестником" она стояла на нейтрально-левой позиции, придерживаясь объективистского подхода к излагаемым событиям. Она продолжала оставаться крупнейшей частной газетой до победы Октябрьской революции в России. В целом до 1917 г. в Китае издавалось примерно 30 газет на русском языке. Все они в основном печатались в Харбине. Особенностью русской печати до 1917 г. являлось то обстоятельство, что царские власти издавали ряд газет на китайском языке для официальных и деловых кругов Китая. Из-за тяжелого финансового положения и в связи с неокупаемостью тиражей она вскоре прекратила выходить. Но в том же 1904 г. царское правительство основало другую газету на китайском языке - "Гуаньдун бао" ("Северо-Восточная газета"). Она издавалась в важном с военно-стратегической с точки зрения населенном пункте - Порт-Артуре (Северо-Восточный Китай). После окончания войны царская Россия, уступив Японии города Порт-Артур и Дальний, вынуждена была сосредоточить издание всех своих газет, -и русскоязычных, и китайскоязычных, - в Харбине.|Аннотация: В статье предлагается объяснение фейковых новостей как относительного нового и специфического феномена медиасферы в постмодернистскую эпоху культурной конвергенции. Дается несколько дефиниций фейковых новостей как современных политических артефактов. Устанавливается генетическая и инструментальная связь фейков с контекстами и феноменами т.н. 'постправды'. Ключевые слова: постправда, фейковые новости, меморатив. Abstract: This article offers an explanation of fake news as relatively new and specific phenomena of media sphere in the postmodern era of cultural convergence. Several definitions of fake news are given as modern political artifacts. It establishes the genetic and instrumental connection of fakes within contexts and among phenomena of the so-called 'post-truth'. Keywords: post truth, fake news, memorative. Однако технологическая и содержательная социальная медиатизация неуклонно замещает непосредственные впечатления индивида опосредованными интерпретациями других субъектов, неуклонно трансформирует медиасферу из аспекта социальной реальности в ее особый модус существования. В результате индивиды как медиа-юзеры аффективно-когнитивно реагируют на опосредованные медиа-агентами социальные события так, как будто бы являются их прямыми участниками ('эффект присутствия').Чаще всего они предпочитают те интерпретации, которые совместимы с их собственными взглядами и/или интересами, независимо от качества представленных свидетельств и доводов ('предвзятость подтверждения'). Соответственно, медиа-агенты всё больше нуждаются в исследованиях, объясняющих механизмы формирования ложных коллективных убеждений, которые противоречат юридически установленным фактам и порождают социально-политические конфликты. В первую очередь, речь идет о лавинообразном распространении так называемых 'фейковых новостей' как особом медиафеномене, отличном от традиционных ложных новостей. Фейковые новости' (далее 'фейки') - это медиапродукты нарративной 'обманной коммуникации' в формате новостной журналистики, но с неопределенным истинностным значением, которые конструируются влиятельными акторами и распространяются влиятельными медиа-агентами для достижения политических или коммерческих целей, легитимируются авторитетными новостными медиа и воспринимаются целевыми группами как достоверные новости из надежных источников. «Улики - это обстоятельства, которые лишь в известной совокупности, связанные между собою цепью умозаключений и логикою фактов, могут составить доказательство. Образ созданного события сам себе придает достоверность. Истина - дитя мира сего, она производится в нём благодаря множеству правил и ограничений.Многочисленные' режимы постправды 'существуют в парадигме 'постправды', социокультурная экспансия которой обусловлено не только расширением и углублением постмодернистских метаморфоз (в частности, это медиатизация и нарративизация) и технологических трансформаций (в частности, развитием интернет-сетей и появлением смартфонов), затронувших в первую очередь социальные коммуникации, но и повсеместным падением доверия к традиционным институтам-арбитрам истины (включая науку и власть). Маркетизация привела к существенным негативным последствиям для социальной коммуникации в целом: «Мы, конечно, все постоянно подвергаемся маркетинговому дискурсу, что порождает серьезную проблему доверия: учитывая, что значительная часть нашей дискурсивной среды характеризуется более или менее явным промо-намерением, как мы можем с уверенностью знать, что является искренним? Постправда как коммуникативная стратегия представляет собой избирательное использование фактов, которые подкрепляют позицию актора, и полный отказ от фактов, которые не поддерживают. В парадигме постправды когнитивный параметр 'правдивость/истинность' замещается прагматическим параметром 'выгодность/прибыльность' и маркетинговым параметром 'привлекательность', которая повышается за счет рекреатизации, визуализации, селебритизации. Итак, фейковые новости - это манифестация постправды как артефактов в медиасфере.В парадигме постправды размытие границ между фактами, мнениями и вымыслом, отсутствие общепризнанных критериев истинности (оспаривание любых аргументов или свидетельств) подвергает риску базовые демократические структуры и процессы, ослабляет доверие граждан к власти, журналистике и другим социальным институтам, ведет к социальному отчуждению и ослабляет гражданскую солидарность. 1. Levy N. The bad news about fake news // Social epistemology review and reply collective. 2. Негров Е.О. Фейк как системообразующий признак политического дискурса: трансформация основных трансляторов // Политика постправды в современном мире. Сб. матер. по итогам Всероссийской научной конференции с международным участием «Политика постправды и популизм в современном мире» 22-23 сентября 2017 года / ред. О.В. Попова. СПб., 2017. С. 3. Кони А.Ф. За последние годы: Судебные речи (1888-1896). Воспоминания и сообщения. 4. Colbert S. The Colbert Report: The word - truthiness'. 5. Harsin J. Regimes of posttruth, postpolitics, and attention economies // Communication, culture and critique. 6. Фуко М. Политическая функция интеллектуала // Фуко М. Интеллектуалы и власть: избранные политические статьи, выступления и интервью. Ч. 1. М., 2002/1976. С. 7. Делёз Ж. Post scriptum к обществам контроля // Делез Ж. 8. Mclntyre L. Post-truth. 9. Уиллок Д.Э. Реальность как предмет переговоров: хаотические аттракторы нашего понимания // Массовая культура: современные западные исследования / отв. 10. Фуко М. Политическая функция интеллектуала // Фуко М. Интеллектуалы и власть: избранные политические статьи, выступления и интервью. Ч. 1. М., 2002/1976. С. 11. Harsin J., ibid. 12. Fairclough N.L. Critical discourse analysis: The critical study of language. 13. Чугров С.В. Post-truth: трансформация политической реальности или саморазрушение либеральной демократии? Полис. Политические исследования. 2017. № 2. С. 14. Baron S., Crootof R. Fighting fake news. Workshop report. The information society project. Yale Law School and the Floyd Abrams.|Откуда берется повестка дня? Журналистика - это когда сообщают: «Лорд Джон умер», - людям, которые и не знали, что лорд Джон жил. В сатирической книге Ивлина Во «Сенсация», напутствуя журналиста перед отправкой в качестве специального корреспондента в охваченную гражданской войной Эсмаилию, его коллега говорит, что главному редактору нужны репортажи про победы патриотов. В целом описание ситуации в терминах борьбы между «патриотами» и «предателями» не вызывает большого удивления и кажется смутно знакомым. Однако смущает тот факт, что воюющие стороны имеют различные мнения о том, кто есть кто в этом конфликте. Впрочем, для хорошего репортера это не проблема, а простор для маневра. Ведь в данных условиях корректно называть патриотом любого, кто одержит победу. И уже не важно, что в действительности гражданской войны в стране не наблюдается и что воображаемый лагерь повстанцев находится в местечке, где даже местные жители не бывают. Еще меньшее значение имеет то, что до недавнего времени о существовании Эсмаилии почти никто не знал. Конвейер запущен, и весь мир с замиранием сердца следит за новостями.Разумеется, описание, предложенное Ивлином Во, несколько утрировано. 1 IX Научная конференция молодых социологов памяти Юрия Левады «Современное российское общество и социология», 25 апреля 2017 г. Москва, Высшая школа экономики, департамент социологии, Левада-Центр. 2. Факты, которые есть в новостях, воспринимаются как важные, обсуждаются и запоминаются. События, обделенные вниманием СМИ, реальны только для непосредственных участников и скоро будут преданы забвению. Можно долго спорить о пропагандистском потенциале средств массовой информации, их возможностях влиять на взгляды людей. Можно даже доказать, что СМИ не обладают достаточной властью, чтобы заставить людей кардинально изменить свою точку зрения. Однако идея о том, что «СМИ не могут говорить людям, что им думать, но могут преуспеть в том, чтобы говорить им, о чем им думать»3, не вызывает большого недоверия исследователей. Наши знания о большинстве событий, происходящих в мире, опосредованы теми или иными каналами массовой коммуникации. Соответственно, у нас не было бы шансов получить информацию о многих сторонах реальности, не имей мы доступа к СМИ. Логично, что восприятие события как значимого требует как минимум осведомленности в том, что оно произошло. site

Новости Украины и мира 2022. Новости 05.01.2022

more Новини економіки. Новости 12.01.2022

link Київські новини. Новости 19.01.2022

more Последние новости Украины и мира Новости 11.01.2022

siteУкраина. Читайте последние новости. Новости 22.01.2022

link Последние новости Новости 27.01.2022

site
link
more
more
site
link
link
info
info
link
more
site
site
site
link
info
Reply


Forum Jump:


Users browsing this thread: 1 Guest(s)